История

02-1.jpg

Музей истории донского казачества - первый музей на Дону и Юге России. Он воплотил в себе результат многолетних усилий прогрессивной общественности края, стремившейся к изучению и увековечиванию истории Отечества. 

Рождение Донского музея стало фактором выражения высокого национального самосознания донских казаков. Открытию музея предшествовала большая организационная и собирательская работа краеведов-энтузиастов, сплотившихся в "Общество любителей донской старины". 

В 1886-87 гг. была образована комиссия по устройству Донского музея под председательством помощника атамана по гражданской части И.М. Добрынина. 

В 1894 году началось строительство здания для музея по проекту академика А.А. Ященко, в котором музей находится и сегодня. Строительство велось на общественные пожертвования, и на средства, выделенные войсковой казной. 

22 ноября 1899 года состоялось открытие Донского музея. Его составляли отделения: доисторическое, историческое, естественно-историческое, библиотека и исторический архив, а с 1900 года еще и особое отделение войсковых регалий. С той поры, более ста лет музей беспрерывно не только хранит историческую память, но и постоянно аккумулирует ее в своих коллекциях и экспозициях. 

Первым директором (заведующим) музея стал статский советник Х.И. Попов, донской историк и археолог остававшийся в этой должности до конца 1920 года. 

Несмотря на социальные и политические потрясения начала XX века музей жил. Решением Ростовского областного исполкома Советов депутатов трудящихся, в феврале 1941 г. Донской музей был реорганизован в Музей истории Донского казачества.В период оккупации города немецко-фашистскими войсками сотрудники сумели сохранить наиболее ценные предметы и коллекции. Вскоре после освобождения Новочеркасска музей возобновил свою работу.  

В 1946 году из Пражского национального музея в Музей истории Донского казачества были возвращены 2726 предметов из числа ценностей Донского музея, вывезенных за границу в 1920 году. Это возвращение музейных предметов сделало возможным создание Музея истории донского казачества не только по названию, но и по сути. Тогда же, в середине 1940-х годов в музей была передана коллекция картин Н.Н. Дубовского, завещанных им родному городу и состоявшая как из его собственных работ, так и из работ художников-передвижников. А ранее фонды музея пополнились работами известного донского художника-пейзажиста И.И. Крылова.

1950-60-е годы были в жизни Музея истории донского казачества определенным переломным рубежом. Творческими усилиями научных сотрудников музея и ученых-историков г. Ростова-на-Дону и Москвы была создана новая экспозиция. Музей превратился в важный культурный центр Новочеркасска и области.  

В 1957, 1979 и 1989 годах при музее истории донского казачества были созданы мемориальные дома-музеи художников М.Б. Грекова, И.И. Крылова и поэта В.Г. Калмыкова. 

В марте 2002 г. состоялась торжественная церемония передачи Губернатором области Чубом В.Ф. символического ключа от Атаманского дворца, официальной резиденции Донских атаманов, памятника истории и архитектуры середины XIX в. В сентябре 2005 г. открылся новый музей - "Атаманский дворец", который вошел в сложившийся музейный комплекс - Музей истории донского казачества. 

По сути, в настоящее время - это единственный в мире исторически сложившийся историко-культурный памятник, содержащий в своих фондохранилищах реликвии донского казачества, связанные с лучшими традициями этого сословия. 

При музее постоянно действуют общественные объдинения: "Крыловские пятницы" в Мемориальном доме-музее И.И. Крылова, "Литературная гостиная" Дома-музея поэта В. Калмыкова, детская творческая студия мемориального Дома-музея М.Б. Грекова, исторический клуб школьников "Наследие". 

МИДК поддерживает тесные связи с представителями казачьего зарубежья (Канада, Франция, Германия). В течение последних лет музей посещают родственники известного художника-баталиста М.Б. Грекова.


Строительство здания музея

В 1883 году войсковой наказной атаман ходатайствовал перед военным министром об устройстве музея и библиотеки в городе Новочеркасске. Далее атаман сообщал, что имеются частные пожертвования на строительство здания библиотеки и музея до 30.000 рублей. Военное министерство в ответном письме просило прислать дополнительные бумаги и планы здания.

Дело с постройкой тянулось до 1893 года. 8 марта здание канцелярии, построенное в 1829 году (нижний этаж из жёлтого камня, а верхний из деревянных пластин) осматривал войсковой архитектор А.А. Ященко. Признано канцелярию перевести в здание бывшей областной аптеки (на углу Московской и Ратной улиц).

План здания разработал архитектор А.А. Ященко, но за смертью последнего окончательное составление плана завершено уже другим областным архитектором П.С. Студеникиным. В 1894 году Войсковой атаман решился истратить деньги, пожертвованные Я.С. Поляковым.В день рождения Государя наследника (будущего Николая II) 6 мая состоялась закладка здания музея. В фундамент здания музея между двумя каменными плитами, в нишу положили никелированную доску о закладке здания музея с соответствующей надписью.

Здание планировали построить за год-два, но частных пожертвованных денег не хватило. Недостроенное здание простояло несколько лет. Были не достроены цементные мозаичные полы, гранитные лестницы, железные решетки на окна и многое другое.В 1897 году Военный Совет разрешил достроить здание музея. Были опубликованы объявления на торги по достройке. Здание музея достроено в 1899 году, на что казна выделила 45 тыс. руб. Кроме того, отпускалось по 500 руб. ежегодно в течение 5 лет на расходы и содержание музея.

В 1899 году Военный Совет разрешил построить в музее отдельное здание для одного истопника и двух сторожей, кухни, погреба, сарай для топлива, ретирадник и фасадный забор на сумму 8 833 руб. 23 коп. Всего же на музейное строительство затрачено 72 600 рублей. К 1907 году строительные работы по зданиям были закончены, о чем свидетельствовало дело по постройке здания для Донского музея, начатое в 1893 году и законченное в 1907 году.


Первый директор музея

Всех входящих в музей истории донского казачества встречает удивительно благородное и одухотворенное лицо его создателя и первого директора Харитона Ивановича Попова, взирающего на нас с портрета. Почти полвека своей жизни отдал Харитон Иванович своему любимому детищу. Он по крупицам собирал экспонаты для будущей экспозиции, инспектировал станичные архивы в поисках документов по истории края, вел обширнейшую переписку, добивался поддержки идеи создания музея, инициировал постройку здания. До последних дней своей долгой, более чем 90-летней жизни, он оставался сотрудником Музея, пережив вместе с ним смену эпох и государств.

Вторая половина XIX века в России была отмечена небывалым до того всплеском интереса к российской истории и культуре. Тогда на рубеже веков общество по-настоящему открыло для себя национальное искусство и духовное бытие русского народа. В преддверии грозных перемен русское общество почувствовало необходимость осмыслить пройденный Россией исторический путь, осознать высшее предназначение русской цивилизации. В это время рождается оригинальная русская религиозная философия и изобразительное искусство, творчество великих русских композиторов раскрыло удивительную музыкальность русской души, иконопись стала предметом восхищения и изучения. Но процесс возрождения национального самосознания коснулся не только интеллектуальной элиты русского общества. Конец XIX века стал временем бурного расцвета местного краеведения, которое выявило целую плеяду замечательных ученых-подвижников, бесконечно преданных своему делу патриотов. В разных регионах страны возникают общества, объединяющие местную интеллигенцию, увлеченную изучением родного края. Среди таких учреждений следует назвать губернские статистические комитеты и архивные комиссии, общества любителей изучения определенной территории, церковно-археологические и церковно-исторические комитеты и комиссии.

Мощное краеведческое движение конца XIX века продвигалось силами тружеников, энтузиастов, высоко одарённых, горячо любящих свою малую родину единомышленников. Имена Харитона Ивановича Попова в Новочеркасске, Стефана Егоровича Зверева в Воронеже, Владимира Павловича Попова в Пензе, Петра Владимировича Алабина в Самаре, Михаила Борисовича Краснянского в Ростове-на-Дону и многих других подвижников достойны вечной памяти и глубокого поклонения. Это люди поразительной целеустремленности, титанического трудолюбия, широчайших энциклопедических познаний. Люди, ставшие основоположниками российского краеведения, были людьми высоко образованными и интеллигентными. В то же время они являли собой не только образец ученого-исследователя, но и были людьми высоконравственными государственниками, патриотами родного края.

Харитона Ивановича Попова ещё при жизни называли самородком. И, действительно, не получив никакого образования, кроме домашнего, он смог встать в один ряд с выдающимися донскими историками. Так, его справедливо сравнивают с Василием Дмитриевичем Сухоруковым. А ведь последний окончил университетский курс.

Харитон Иванович родился 21 сентября 1834 года в станице Остроуховской (ныне – Волгоградская обл.), в казачьей семье. С шести лет он начал обучаться церковно-славянской и русской грамоте под руководством своего деда по матери, человека умного и начитанного. Образование это по тому времени отличалось строго религиозным и нравственным направлением. Недостаток научных знаний восполнялся чтением книг исторического и повествовательного содержания. В 12 лет Х.И. Попов уже ознакомился с «Историей государства Российского» Н.М. Карамзина, которая зажгла в нём страсть к изучению истории Родины. Надо сказать, что как любое домашнее образование мальчика не было систематическим. Все теплое время года он занимался сельскохозяйственными работами на хуторе своего деда, и только зимой имел возможность отдаваться учению. С 15-летнего возраста Х.И. Попов поступил на государственную службу. В течение четырех лет он был письмоводителем у двух местных дистанционных заседателей, совмещавших в себе и полицейских чиновников, и судебных следователей.

В 1853 году началась Крымская война, и в возрасте 19 лет Попов был призван на военную службу. Вместе с полком, в котором он был записан, Х.И. Попов отправился на защиту побережья Азовского моря. В активных боевых действиях Попов принял участие лишь год спустя, когда его полк был передислоцирован для защиты Таганрога. В «Донцах XIX века» читаем: «В мае месяце 1855 года, приказный Х.И. Попов, командуя отдельным полувзводом, которому поручено было наблюдение за движением неприятеля и доставления о том сведений непосредственно походному атаману И.И. Краснову, под сильнейшим огнём флота, в продолжение 6 часов, отстаивал свой пост и делал требуемые донесения, не покинув занятой им позиции до конца сражения».

Вскоре после окончания войны Х.И. Попов сменил военную службу на гражданскую. В начале 60-х годов он начинает публицистическую деятельность. Вначале Попов писал в местных газетах статьи, освещавшие злободневные вопросы казачьей жизни. Однако затем он все больше обращается к историческим темам, публикует материалы по археологии и краеведению. Одной из первых была помещена в «Донских войсковых ведомостях» его статья «Находка древностей в юрте ст. Мигулинской на Дону». Потом последовала серия публикаций, озаглавленных «Материалы для истории Войска Донского», в которых были приведены акты, запрещающие принимать на Дону вольных людей, начиная с 1698 года. Для написания статьи «Исторические статистические сведения о Кумылженской станице» Харитону Ивановичу потребовалось обратиться к станичным архивам Хопёрского округа. Статья стала своего рода вехой в краеведческой деятельности Попова: она была представлена в Областной Статистический комитет, и принесла автору диплом действительного члена этого комитета. Причем, комитет не замедлил командировать Харитона Ивановича в Хопёрский округ для разбора документов окружного архива и для знакомства со станичными архивами. Побывал он в 1866 году и в архивах Усть-Медведицкого округа, где также обнаружил и привез в Новочеркасск немало интереснейших актов казачьей истории, которые впоследствии послужили основанием архива музея.

Именно работа в Областном Статистическом комитете привела Харитона Ивановича к главному делу его жизни: созданию Донского музея в Новочеркасске.

С февраля 1899 года статский советник Х.И. Попов исполняет должность заведующего Новочеркасским музеем. За девять месяцев пребывания в этой должности Харитон Иванович подготовил музей к открытию. Он продумал всё до мелочей и составил подробную программу открытия музея, утвержденную войсковым наказным атаманом К.К. Максимовичем.

22 ноября 1899 года состоялась торжественная церемония открытия нового музея. Газета «Донская речь» свидетельствовала: «Торжество началось с молебна, а затем под председательством наказного атамана состоялось заседание. Предметом этого заседания главным образом послужил очерк истории музея, доложенный заведующим музея Х.И. Поповым. По закрытии заседания председатель Комиссии по устройству Донского музея И.М. Добрынин предложил присутствовавшим занести свои фамилии в особую книгу для посетителей, а затем приступили к осмотру древностей».

В самом начале ХХ столетия в 1901 году Х.И. Попов подвел на страницах «Донских областных ведомостей» первые итоги деятельности музея. Он отметил возраставший в обществе интерес к недавно появившейся сокровищнице донской истории. В частности он писал: «Открытый два года назад музей в пределах своих средств значительно уже пополнился новыми поступлениями предметов по многим отделам. Комиссия по устройству музея принимает все зависящие от неё меры к пополнению этих сведений и обращается с просьбой ко всем, имеющим возможность знать на месте об остатках и находках предметов древности, сообщать о том и доставлять самые предметы, и обращения эти не остаются тщетными благодаря постепенному возрастанию сочувствия местных властей, просвещённых лиц и вообще населения области».

Находясь на посту заведующего Донским музеем, Харитон Иванович вёл большую исследовательскую работу. Им проводилось описание предметов, выявление и описание так называемых «каменных баб» на территории области. Была составлена и разослана во все учебные заведения области специальная анкета о «каменных бабах». И это получило отклик на местах, в архиве в личном фонде Попова имеются многочисленные сообщения с мест и рисунки каменных баб. В январе 1913 года Попов подготовил сведения о материалах и портретах участников войны 1812-14 годов. Список на 23 живописных работ, сюда же вошли гравюры, литографии, все это говорило о богатом материале по Отечественной войне 1812 года собранном в музее. В 1913 году, обобщив многолетние собирательские и исследовательские труды, Х.И. Попов составил каталог на 5 000 предметов. Наряду с многочисленными газетными и журнальными статьями Харитон Иванович опубликовал и ряд отдельных изданий. Среди них: «Празднование трехсотлетнего юбилея Войска Донского (1570–1870)», «Высочайшие грамоты и регалии, пожалованные Войску Донскому», «Историческая панихида в Монастырском урочище», «Краткое историческое и статистическое описание Войска Донского», «Краткий исторический очерк о Войске Донском», «Донской атаман Ермак Тимофеевич» (Новочеркасск, 1908).

Большое место в изыскательской деятельности Попова занимала археологическая проблематика. Его доклад «Сведения о древних памятниках, находящихся в земле Войска Донского» был представлен на Первом археологическом съезде в Москве. Он же точно определил по археологическим остаткам местонахождение хазарской крепости Саркела (Белой Вежи), указав её у станицы Цимлянской. Об этом был его доклад на археологическом съезде в Вильно в 1893 году. В 1902 году в Харькове, уже, будучи директором Донского музея, выступал с «Сообщением о Донском музее и взгляде о происхождении донских казаков».

Не менее кипуча была его общественная деятельность. Трудно перечислить те организации и общества, инициатором которых или активным членом которых являлся Х.И. Попов. Ему приходилось исполнять обязанности в полицейском ведомстве, в земских учреждениях, в Новочеркасском комитете общества попечителей о тюрьмах, в только созданном Обществе спасания на водах, секретарствать в многочисленных комиссиях, входить в различные церковные, благотворительные и миссионерские общества. Так, например, Х.И. Попов состоял в руководстве Аксайского Богородичного братства, состоял членом Иоанно-Богословского общества попечения об учащихся духовных школ, Донского отделения православного Миссионерского общества, Императорского палестинского общества, избирался ктитором православных храмов. Харитон Иванович, будучи убежденным патриотом и монархистом, стал одним из инициаторов создания новочеркасского отделения «Союза русского народа».

Харитон Иванович Попов был удивительным человеком, открытым, добрым, всегда вызывавшим к себе симпатию всех знавших его. Среди своих современников он стяжал высочайший авторитет и глубокое уважение. Недаром в 1907 году статья о нём вошла в замечательный сборник «Донцы XIXвека», в котором собраны портреты выдающихся сынов Дона этого времени. Не только активная общественная деятельность снискали ему всеобщее уважение, но более всего сам склад его духа и характера. Облик ученого-аскета, подвижника науки пленял многих: «Человек труда и только одного труда, Харитон Иванович далёк от каких-либо развлечений жизни… Любопытному предоставляется заглянуть в ту комнату Музея, где он занимается: обложенный со всех сторон бумагами; он с радостным усердием берёт из них всё, что ему нужно и на лице его не отражается ни усталости, ни скуки, ни желания как-нибудь поскорее окончить свою бесконечную работу».

В лихолетье гражданской войны Новочеркасск оказался в эпицентре событий. 25 февраля 1918 года Новочеркасск без боя перешел в руки казаков-большевиков Голубова. Разогнав Войсковой круг, арестовав Атамана Назарова и Председателя Круга Волошинова, Голубов вошел в атаманский дворец, чувствуя себя полноправным хозяином. На следующий день в город вошли красногвардейцы под командованием Саблина. В Новочеркасске установилась советская власть, начался красный террор: обыски, грабежи, расстрелы. Музей пребывал в состоянии тревожной неизвестности. Эвакуации войсковых регалий и ценных предметов из музея сделано не было, поскольку отступление белых казаков производилось спешно. Таким образом, исторические реликвии Войска Донского оказались предоставленными Божественному промыслу и попечению директора музея Х.И. Попова. Как же удалось сохранить музейные ценности в неприкосновенности? Это стало возможным благодаря личному мужеству и энергичной деятельности директора музея и некоторых сотрудников. Уже в первые дни новой власти Х.И. Попов, от лица собрания служащих Донского музея, обратился в соответствующие органы с разъяснением значения музея как образовательного учреждения и просьбой включить его в структуру Отдела народного просвещения городского Совета Рабочих, Крестьянских и Казачьих депутатов. Вследствие активной позиции Харитона Ивановича вопрос этот вскоре решен был положительно и в марте 1918 года музей поступил в ведение вышеуказанного Отдела. Был даже назначен специальный комиссар для курирования музейных дел. Х.И. Попов также добился предоставления людей для охраны музея в ночное время.

Это позволило спасти музей от «обысков» многочисленных красногвардейских отрядов. Одновременно были предприняты меры по сохранению наиболее ценных предметов. Как указывает Чибисова С.П. в статье «Неизвестная страница донского музея в 1918 году», об этом рассказал сам Попов в докладе, представленном Донскому Атаману 6 сентября 1918 года: «Гроза надвигалась быстро. Пришлось наскоро придумывать, куда припрятать войсковые регалии, чтобы они не попали в руки врагов, и это удалось исполнить. Удалось припрятать и наиболее ценные предметы археологического и нумизматического отделов. Моими единственными сотрудниками в этом деле были только бывший письмоводитель канцелярии музея, ныне регистратор урядник А.С. Быкадоров и старший служитель музея, и.о. смотрителя его зданий, старший урядник Г.М. Воронков, находившийся днем и ночью при музее во время пребывания красногвардейцев в Новочеркасске».

Перед вторичным установлением советской власти в Новочеркасске в 1920 году все ценности Донского музея, дорогое оружие, знаки атаманского достоинства, жалованные царские грамоты, портреты и знамена и т.п. были вывезены из города в специальном поезде. В табельном журнале музея 16 декабря 1919 года была сделана запись о том, что старший вахтер Г.М. Воронков «командирован войсковой администрацией для сопровождения музейного имущества в Екатеринодар, Новороссийск и далее в неизвестном направлении...»

Забегая вперед, отметим, что судьба ценностей Донского музея сложилась непросто. Вывезенные за рубеж, они некоторое время «скитались» по городам и весям пока, по соглашению с правительством Чехословакии, не нашли приют в Пражском Национальном музее. В 1946 году часть исторических реликвий Дона, в числе свыше 2 000 предметов, была возвращена в Новочеркасск в Музей истории донского казачества. Так завершилась эпопея спасения ценностей Донского музея, начавшаяся в далеком 1918 году. Но сам Харитон Иванович продолжал работу в созданном им музее и при Советской власти, но уже в качестве научного сотрудника, хранителя историко-археологического отделения. Показательно, что его фамилия стоит второй в списке работников музея, впервые составленного в официальном порядке при новой власти, после фамилии вновь назначенного директора В.В. Богачева.

Не менее привлекателен образ Х.И. Попова как отца и педагога. Бесконечно занятый работой и исполнением своих служебных обязанностей он, тем не менее, огромное внимание уделял воспитанию своего семейства. Весьма показательно, что, будучи многодетным семьянином, Харитон Иванович воспитывал ещё и приёмных детей, не только дав им необходимое образование, но, главное, воспитав из их настоящих христиан и достойных сынов Отечества. Семья Поповых – это удивительная история величия и трагедии донского края. Волею Божией детям Х.И. Попова пришлось сыграть немаловажную роль в трагических судьбах Дона ХХ века, и через все испытания они прошли, с честью пронеся имя христианина и патриота… Один из его сыновей – Петр Харитонович Попов был Походным атаманом во время знаменитого Степного похода. Старший же сын – Николай Харитонович, избрал духовное поприще, как и его предки по материнской линии. Он был священником Верхне-Гнутовского прихода ст. Есауловской. 26 марта 1919 года казнен по приговору Морозовского трибунала. Архиерейским Юбилейным Собором 2000 года причислен к новомученикам и исповедникам Российским ХХ века.

Основатель первого на Дону музея скончался в 1925 году на 91 году жизни. Он похоронен на станции Пчеловодная, где имел дачу. Его могила была разыскана незадолго до празднования столетия Музея истории донского казачества.